Колташов

Добро пожаловать! И немного обо мне:

Я Василий Колташов — руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества. Основная тематика этого блога — экономика. Но, не только. Являюсь автором книги «Кризис глобальной экономики» и специализируюсь на изучении больших кризисов со всеми вытекающими выводами для настоящего момента; занимаюсь социальной-психологией, историей и художественной литературой — пишу романы о Византии VI века. По основному профилю под моим началом подготовлены многие аналитические доклады.

У меня есть страница в Фейсбуке, ВКонтакте, Однокласниках. Имеется канал в Твиттере, блог на сайтах «Эхо Москвы».
Колташов

Вина Маркса перед истматом

Карл Маркс не читал учебников марксизма-ленинизма изданных в СССР или на западе, находившихся также под влиянием советского или большевистского истмата. Общественные формации у Маркса были следующие: первичная — первобытная, вторичная — включающая рабовладельческие, феодальные и капиталистические отношения (способы производства и формационные эпохи помещаются внутри), третичная — предстоящая, социалистическая или коммунистическая (без придуманных стадий и нелепых откатов «от социализма к капитализму»). Об этом в наши дни замечательно пишет Екатеринбургский философ Андрей Коряковцев.

На какие источники стоит тут сослаться? На черновики письма Маркса к Вере Засулич, Grundrisse (Грюндриссе, первый том собрания сочинений), Введение «К критике политической экономии». Вопрос формаций у Маркса изучен уральским философом Петром Кондрашовым, чью работу не стоит игнорировать.

Особая вина Маркса перед истматом, видимо, состоит в интересе к странному кризису 1873-1880 годов. Во многом из-за этого резко упал интерес классика к радикальной деятельности, а издание второго тома «Капитала» было отложено до прояснения всей природы странного кризиса перепроизводства, ставшего эпохой, но не эпохой революции. Этой проблеме в большой мере посвящена книга «Капитализм кризисов и революций», где вопреки догмам истмата показано, как распутывание клубка противоречий больших кризисов (одним из самых интересных в их ряду был кризис 1873-1880 годов) приводит к появлению нового знания о революциях, их стадиях и типах в развитии вообще и в условиях эпохи капитализма в частности.



Источники по этой проблеме приводятся в моей книге. В немалой мере это письма, но это и черновики уже упомянутого ответа Засулич. Но собирание цитат здесь не закончено. Впрочем, мною почти завершена работа по теории общих кризисов, во многом основанная на акцентах и методе Маркса.

Перечисленные вопросы смело можно записать как вину Маркса, его метода и знания перед истматом. Это ставшее популярным учение дает простую и незамутненную глубоким знанием «революционную» веру. С верой легче жить, и потому эпигоны и эпигонские пророки объективно (своим делом) ставят её выше знания. Но только знание может обеспечить понимание происходящего и надежную надежду. Именно такой принцип был у Маркса, но сейчас это де-факто не признается большинством за марксизм.
Колташов

Думские выборы, расклад и вероятный итог

Какими окажутся будущие выборы в Государственную Думу?

По видимости, ЕР совершит в ходе подготовки к ним и во время избирательной кампании сдвиг влево. Речь, конечно, не о том, что будут чествования Сталина или Ленина, хотя образ первого может быть взят на вооружение, как и его линия во внешней политике и общем укреплении государства. Символически, в довесок к одобрению СССР. Но главное будет сделано на поприще социальных реформ, которые можно назвать и уступками «низам». Просто от этого будет экономический эффект, потому это не совсем уступки. Борьба с коррупцией, включая серию громких дел с участием известных и нелюбимых в обществе лиц в качестве подсудимых внесет свой вклад. Немалый вклад. Добавим сюда улучшение экономической конкуренты как фактор.



Сейчас велико раздражение в обществе. И ЕР — на острие этого раздражения. Но они там
в «партии власти» об этом знают, располагая двумя важнейшими ресурсами: властью и временем. Этого не учитывают те в оппозиции, кто видит лишь сей момент и уж никак не могут представить экономику в росте после пандемии. А ещё опытные аналитики, такие как политолог Михаил Нейжмаков, могли бы им напомнить то, что наблюдали, и что я также не забыл: как шокированы были в руководстве КПРФ в начале 2000-х годов, как путались в словах и мыслях, когда власть «украла нашу патриотическую повестку», а точнее взяла патриотические ноты, сменила гимн и получили поддержку избирателей, что ранее голосовали за партию Зюганова. Беседовал с такими не раз.

Перечисленное следует учитывать в анализе.

Если считать, что описанный сдвиг будет иметь место, то фальсификации уже не будут «главным оружием» Кремля. К этому критическая публика менее всего готова. Но важно и иное. Важно какую среду получат прочие партии, и какими будут итоги для них.

Вероятно лучше всего будет в избирательную кампанию для ЛДПР. Она расширит поле справа от ЕР за счет резкой популистской и при этом не либерально-демократической критики всего и вся, станет партией со второй по численности фракцией. Соревнующиеся с ней двуглаво-православные образования много не наберут, так как переоценивают символическую силу икон и своей игры с консервативной русскостью. Это забавы для сытых, а голосовать будут бедные и даже отчасти маргинальные слои региональных избирателей. Потоптаться на поле правее ЕР захотят многие и там будет немалая борьба. Главное, что для поля центра это никакой угрозы не создаст, так как общественная повестка сдвигается с 2017 года влево, и власти сами вынуждены следовать туда за ней.

Зато интересно будет на левом фланге «политики». Скорее всего попытки сделать из СР идеологическую партию социал-демократического имиджа к успеху не приведут. Справа, своим движением в сторону социал-реформизма, ЕР будет сильно жать СР (нет для её опоры рабочего движения, а было бы — обошлось бы другими средствами), а слева от нее будут полыхать весьма интересные баталии. Они тоже будут задевать «розовых» из СР.

В последние годы КПРФ немного подзабыла о том, что она православно-державная русская христианская партия и вернулась к красной риторике. Так вот именно на почве этой риторике партию Зюганова ожидает атака тех, кого она именует спойлерами. Там немало вычищенных кадров (выгоняли их обычно за коммунизм) и они жаждут мести, зная массу слабых мест партии-фирмы семьи Зюгановых. Спойлеры это? Отличий у них от КПРФ становится все меньше и меньше. С растратой численности КПРФ напоминает призрак себя самой 15-20 летней давности. Потому может получиться так, что неокоммуничтических партий в Думе в итоге окажется несколько, причем по риторике новички думского сидения будут левее КПРФ. А в ходе кампании все эти партии будут бить друг друга нещадно, чем сработают на ЕР. Какой-то консолидации «здоровых левых сил» здесь представить нельзя. Здоровья нет.

Будут еще неолиберальные западнические блоки. «Яблоко» пойдет на выборы и будет, вероятно, рассказывать, что власть ныне большевистская и нет ничего хуже возрождения России ибо это зло для цивилизации и «прогрессивного человечества». В таком духе будут высказываться разные структуры. Едва ли они могут на что-то рассчитывать. Впрочем, будучи откровенными (в духе «Крым це Украина!» или «Путин отдай Донбасс!») они только настроят массового избирателя против себя и – в поддержку тех, кто будет обладать характеристиками: патриотизмом (это означает умение эффектно говорить «Нет» США и их союзникам), умеренностью, социальной ориентацией и способностью дать рост экономики.

Вот такой расклад предвижу. Без иллюзий. Без процентов. Итог: «партия власти» сохранит позиции, ЛДПР займет больше места в Думе, а КПРФ ужмется под напором слева и справа. Место для себя в новой Думе СР может сохранить, а может и не сохранить. Проблема сей партии, что теперь её место как бы социальной, будто бы даже немножко левой, а может быть даже и похожей на социал-демократию, будет стараться забрать ЕР. При этом во власти должны быть заинтересованы в многообразии жизни справа от ЕР.

Если одни будут «православно» требовать запрета абортов и введения кухонного рабства для женщин, а другие на этом же правом поле выступать за особые права сексуальных меньшинств, домашних животных, свободных художников и гендерно неопределившихся лиц, то это будет весьма удобно для обеспечения политического равновесия. Нарушить же его, говоря по экономической чести может, только, кризис. Но чтобы на кризисы надеяться, надо в них понимать.
Колташов

Нобелевскую премию по экономике опять дали не тому

Должен заметить, что Шведская королевская академия наук в Стокгольме не тем людям решила дать премии по экономике памяти Альфреда Нобеля "за усовершенствованиетеории аукционов и изобретение новых форматов аукционов". По своему вкладу в изучение этого вопроса Пол Милгром и Роберт Уилсон уступают Марку Дидию Северу Юлиану. Этот человек куда больше понимал в аукционах, ведь в 193 г. на специальном аукционе в лагере преторианской гвардии приобрел пост императора величайшего государства античного мира.

Вот уж кому, пусть и посмертно, стоило бы присудить премию с ровно такой же номинацией. И вклад в теорию аукционов он оставил немалый: он правил недолго, с 28 марта по 1 июня 193 года, и был убит, наглядно доказав всему миру и, естественно, высокой науке - теории аукционов противостоит не менее важная теория государственных переворотов. Её освоение и правильное применение, позволяет свести на нет даже самый масштабный и хорошо продуманный аукцион в мировой экономической истории.



А если серьезно, то ничего нетипичного в решении шведских управляющих премией нет. Премию же опять дали американским экономистам, причем опять за что-то никак не тянущее на крупное экономическое открытие. В любом крупном вузе любой заметной страны нашлась бы лаборатория, где экономисты что-то исследовали и как-то теоретизировали, и если бы им дали эту премию, то никто бы ничего в плане качества "открытий" и не заметил бы. Просто всем известно: нобелевская премия по экономики вручается либо американским экономистам либо очень американским экономистам. А отбор - фикция.
Колташов

Император Август, мумия Александра и Ленин

Когда Октавиан Август был в мавзолее Александра Великого в Александрии что подле Египта, он увидел на пальце мумии завоевателя перстень удивительной красоты. Император снял и забрал его с собой в Рим, где постоянно носил на руке, пока однажды ему не приснился страшный сон. В сновидении Александр явился к Августу, отсек ему мечём палец и забрал свой перстень. Проснувшись в ужасе, владыка Рима приказал сделать копию украшения, а подлинник вернуть мумии. Он все понял. Он носил на руке копию и бережно хранил мавзолей великого македонца.



Крикунам за закрытие мавзолея Ленина и перезахоронение этого великого человека по христианскому обряду хочу сказать на понятном им языке: не стоит дразнить мёртвых титанов. Проявляйте уважение, даже если вы их ненавидите. Ваши мелкие кумиры не защитят от гнева титанов, если те пробудятся. Это случается всегда не в мистическом, а в историческом смысле.
Колташов

Два главных мифа про Белоруссию с разных сторон



1) Миф «мажор+айфон» – массовые протесты в городах Белоруссии нельзя назвать аналогом московских акций с их обиженными на судьбу детьми среднего класса, живущими, конечно, в несравнимо лучших условиях по сравнению с провинциальной молодежью. Потому они и либералы. В Белоруссии мы имеем скорее подготовленную многолетней государственной пропагандой суверенно-западнического национализма обыкновенную молодежь, которая воспринимает лозунг власти «Стабильность!» как полную социально-экономическую бесперспективность, разогрета либеральными деятелями и полна нелепых иллюзий о том, что есть какое-то будущее, может быть какое-то развитие вне курса на воссоединение с Россией. Издевательские сравнения этих наивных людей с московским «креативным классом» несправедливы и обидны. Надо говорить людям правду о последствиях их действий, не щадя при этом виновников ситуации во власти Белоруссии.

2) Миф «настоящая революция» – это только кажется будто бы события развиваются как в 1905 г. в России или в 1830 г. в Париже. Сходство с реальными революционными выступлениями у белорусского протеста, конечно, есть. Но это внешнее сходство. На деле же он имеет реакционные и деструктивные цели. Такое содержание движение недоступно для сознания его участников, которые понимают положительные стороны жизни в своей стране как данность, а недостатки как нечто устранимое по неолиберальным рецептам и при отказе от интеграции с Россией. Тут стоит просто понимать: для экономики России производственные мощности Белоруссии являются дополнительными, для ЕС и США — дублирующими. Уже в силу этой логике бацька не смог договориться с Западом, хотя так старался и даже воспитывал под это общество, за что теперь и платит. В общем ни к какому прогрессу эта «революция» не направлена, и её единственный позитивный момент может состоять только в вынужденном принятии белорусской высшей бюрократией евразийского сближения, то есть движения по пути воссоединения с Россией.

P.S. О ситуации вообще хочу сказать следующее. Незадолго до падения Виктора Януковича украинские журналисты часто спрашивали меня: «А что еще нам предложит Москва, чтобы нам выйти из нашего кризиса?» На это у меня был один ответ: «Настало время уже вам самим что-то предлагать России». Речь, конечно, шла не о декоративных псевдоинтеграционных фокусах, а о реальном пути воссоединения.
Колташов

После плебисцита

/Перед вами альтернативная передовица ныне лево-либерального сайта Рабкор, написанная специально, чтобы показать разность понимания ситуации его нынешними собственниками и их бывшими коллегами. Эта «передовица» демонстрирует, какой была бы линия этого ресурса в настоящих обстоятельствах, если бы там в 2016-2017 гг. не взяло верх поклонение Алексею Навальному и следование за прозападной неолиберальной оппозицией. Стиль этого текста умышленно копируют резкий тон рабкоровских передовиц последних лет, а некоторые обороты прямо заимствованы из них. Легковесность этой манеры осознается. Впрочем, этот ресурс некогда был основан для выражения антилиберальной марксистской линии, но с этих рельсов он давно сошел, сделавшись либеральным «левым» – враждебным интересам общественного прогресса. Этим материалом мы прощаемся с Рабкором навсегда./



Народ России одержал важную победу. Страна продолжит брать исторический поворот, сбрасывая балласт эпохи национального унижения, бессилия и тотального господства неолиберализма во власти и оппозиции. Куда мы должны двигаться дальше? Как должны помогать делу друзья народа? Как быть с либеральными «левыми», и как поступать настоящим левым и патриотам?

События подтвердили нашу правоту: большинство граждан России поддержали изменения в Конституции. Но из множества формально левых групп России лишь Левое Социалистическое Движение Екатеринбурга осмелилось не лгать себе и своему народу. Оно честно признало убедительную победу сторонников поправок. Проведенный ими опрос россиян показал результаты близкие к официальным. Между тем, либеральные «эксперты» и их левацкие прислужники продолжают лгать и распространяют ложь о том, что народ не голосовал за поправки и все это — результат фальсификаций. Но ложь не всегда бывает жизнеспособна, не всегда приносит сладкие плоды.

Этого точно не будет теперь.

«Ложь как средство политической борьбы зачастую ставит лжеца в неловкое положение», – говорил Карл Каутский*. Ныне в неловком положении оказались все, кто боролся против важных для нации и развития изменений в Основном законе, сводя всё к вопросу о праве Владимира Путина выдвигаться еще раз на президентских выборах. Теперь со стороны некоторых «левых» слышны призывы расправиться с ним как в 1989 г. в Румынии расправились с Николае Чаушеску. Нисколько не странно, что эти люди не предлагают наказать Алексея Навального или иных вожаков прозападной неолиберальной оппозиции. Чего же они хотят? Друзья ли они своему народу?

В отличии от сторонников социально-патриотических реформ, голосовавших за поправки, их противники будто бы жаждут чистой демократии и права допуска на все должности «независимых» политиков. Но эти политики – либеральные марионетки либо их прислужники левомаксималистского окраса, видящие себя новой номенклатурой. Что при этом произойдет с Россией, им безразлично. Для них Крым — это Украина, а целостность Российского государства не значит ничего, так как оно воспринимается как чужеродный выкидыш после краха СССР. Они называют сторонников поправок фашистами только за признание нынешней России своей Родиной, желания видеть её независимой, и веру в возможность продолжения в ней дела СССР. А Россия отныне по Конституции преемник Союза, и это важная победа всех боровшихся за его реабилитацию.

Они произносят красивое слово «революция». Мы, отвечаем им: она никак не может считаться законченной, но преодоление периода реставрации не простое дело, и революционное служение сегодня не то же самое, что в 1917 г. Их же «революция» не более чем поиск личной выгоды в любой авантюре.

Противники поправок среди левых циничнее своих явных неолиберальных собратьев. Но мы знаем их цели, понимаем их образ мысли, так как знаем и самих этих людей – вожаков этого неправедного дела. Они не желают считаться не только с общественными настроениями, но и с объективной экономической реальностью. Они отрицают поворот к развитию национального производства, важность протекционизма для создания новых рабочих мест и роста достатка в российских семьях. Они называют это презренной буржуазной политикой, но забывают разоблачать империалистическую политику США и ЕС. Не хочется им разбираться и в социально-экономической логике развития современной России, которая плоха уже тем, что является капиталистической.

Придя к власти, их либеральные хозяева начали бы с ужесточения контроля и репрессий. Разве иначе они поступили на Украине в 2014 г.? Но разве не наградили бы они некоторых своих слуг, не дали бы им выгодные места?

Только этого не будет.

Миллионы трудящихся сказали поправкам «Да», и «Нет» такой оппозиции. Они не доверяют ей и хотят социальных и патриотических (во многом советских по духу) реформ в нынешней, а не воображаемой России. Обслуживающие неолиберальную оппозицию лево-либералы и неокоммунисты отрицают даже возможность этих реформ, хотя они уже начались. Но если народ идет за благом для всех граждан, выдав на плебисците аванс высшей бюрократии, а ей по нему придется отчитаться, то упомянутые «борцы с кровавым режимом» движимы только личными интересами. Поэтому катастрофа в нынешней «неправильной России» им милее и желаннее её поступательного развития, её благополучия и успеха. Впрочем, они прикрываются тут тезисом о разложении государства, которое якобы идет с «нулевых годов» и только ускорилось с принятием поправок, а точнее с принятием легитимной Конституции.

Не удивительно, что плебисцит обнулил эту фракцию.

Мировой кризис безжалостно подталкивает Россию к переменам. Именно он показал тупик экономического либерализма в России, а экономические сдвиги и конфликт с Западом привели высшее руководство страны на путь реформ. Мы прекрасно сознаем, что задача левых ныне состоит не в том, чтобы рассказывать обществу о его непричастности к благодеяниям «верхов». Нужно подталкивать и пропагандировать социальные реформы. Нужно вести кампанию против засилья либералов во всех сферах государства, особенно в науке и образовании. Нужно бороться против реакции как внутри государства, так и в лице прозападной оппозиции.

Народ отверг либералов, но они не откажутся от вредительства.

Перед Россией стоят задачи развития. Это развитие русского капитализма, но это и развитие общества. Никак иначе оно не придет к демократической и социальной республике, за которую мы выступаем. Сейчас же необходим сдвиг от асимметричной федерации к унитарной республике, единой и неделимой. Этот фундамент поможет развитию евразийская интеграция, так как Россия будет сильнее и прочнее. Необходимо решить задачу воссоединения России, Украины и Белоруссии. Континентальный рынок и строительство нации (с выдачей паспортов новым гражданам) так же необходимы для прогресса, как качественное доступное здравоохранение, как поддержка семьи, строительство жилья, развитие производства и транспортной инфраструктуры в России.

Подменяя итоги всенародного голосования, игнорируя реальное соотношение сил в обществе, либеральная оппозиция и её левацкое охвостье сами отрезали себе путь к отступлению. Национальные предатели, провокаторы и лжецы не сумели обмануть народ, запутать его манипуляциями с символами. Они проиграли. И многие их несознательные приверженцы ныне размышляют, на той ли стороне они выступали? Они сами должны решить с кем быть дальше, с народом или против него. Прогрессивная позиция быть только с народом.

История не закончена. Для России настает время после плебисцита — новая политическая эпоха. Это время созидания и продвижения прогресса. Работа на это только и может быть делом подлинных левых.

_________________________________________________

* некоторые цитаты и обороты речи используются в ироничном контексте, например, как насмешка над обвинением «бывших коллег» в каутскианстве.
Колташов

Тихий ужас от "левых" в США

Послушал интервью этой девушки из США: неолиберализм доказал способность не только господствовать, но и создавать себе неолиберальную левую оппозицию, о чем она, может быть, догадается, и догадается о том, что сама относится именно к этому течению. Впрочем события в любом случае со временем приведут к выходу США из социально-политического кризиса, просто вот такая оппозиция будут в процессе создавать максимум колебания грунта под борющимися силами.

Не знаю кто и насколько внимательно слушал интервью этой русскоговорящая американки но я там понял многое. Какое "расовое равенство" о чём она говорит? это явно не равенство всех людей, всех граждан перед законом и друг перед другом, это какое-то равенство расовых и этнических сообществ это классический неолиберализм слева. Еще интереснее её изложение истории афроамериканца Флойда. полиция задержала его из-за обращения владельцев лавки – палестинцев, с которыми он пытался расплатиться по их словам фальшивой купюрой. Бог с ним с Флойдом. Но она дает совет не звонить в полицию в таких ситуациях, а пытаться найти другие решения, добиться взаимопонимания, потому что у афроамериканцев есть культурные особенности, которые могут быть непонятны азиатам или латиноамериканцам или просто выходцам из мусульманских стран, как эти палестинцы. Это что такое? И тут же лозунг распустить полицию.

https://www.youtube.com/watch?v=B5N_1UJZv5A
Колташов

Почему пала Сиэтлская народная республика

/на правах юмористического формально левого «анализа»/



Как известно К. Маркс дал подробный и весьма не пустой анализ Парижской коммуны 1871 г., который послужил отправной точкой для подобного анализа восстаний ХХ в. Но чем дальше, тем больше такой анализ становился карикатурным, а в смысл событий от него лишь терялся. Но как показать фиктивность подобного «анализа», нужно применить его к недавнему «захвату Сиэтлской республики соседним государством». Итак причины, карикатурные, но не обязательно ложные, зато отражающие состояние процесса в США:

1) отсутствовала авангардная партия, и передового научного революционного учения;
2) отказ от наступательной стратегии и тактики, расширения Сиэтлской республики;
3) от политики вооруженного народа, не перешла к регулярной армии;
3) от перманентных митингов не перешли к постоянной системе советов;
4) не была проведена политика плановой национализации имущества и планового снабжения боевых единиц нового государства;
5) политика борьбы с расовыми перегибами не привела к подъему духа в республике;
6) не было пресечено вредительское отношение к новым учреждениям со стороны буржуазных элементов — владельцев квартир, магазинов и прочих объектов;
7) республика не сумела организовать разъяснительную работу среди жителей соседнего государства и поднять их на борьбу, разрушив тыл враждебного государства;
8) сторонники народной республики не осознали важности её образования для освобождения всех трудящихся США, а пошли по ложному пути сражения с символами;
9) не была должным образом проведена разъяснительная работа в боевых и полицейских подразделениях США с целью перехода их на сторону освободительного движения;
10) не были четко обозначены революционные цели Сиэтлской республики;
11) в рядах действовала пятая колонная, вредителей и шпионов;
12) автономная зона Сиэтла не поставила задачу добиться международного признания и поддержки
13) не были взяты под контроль банки, и денежное обращение, не выпускались и собственные денежные знаки;
14) не был произведен отказ от свободного обращения некоторых веществ;
15) не был учрежден революционный трибунал, для борьбы с врагами республики;

Исключительное богатство российской истории в XX в. позволяет трезво смотреть на многие современные события и наивный пафос некоторых их участников. Трезво, но с иронией.
Колташов

Почему изменения в России победили, а левые их противники проиграли

"Они ничего не забыли и ничему не научились" /Шарль Морис Талейран/ Эти слова французского политика времен Революции, Империи и реставрации очень подходят для современных российских левых максималистов и лево-либералов. В своей кампании против поправок в Конституцию они не заметили как оказались частью серьезной реакционной прозападной неолиберальной партии, партии широкой, но и организхованной. А это будет иметь немалые последствия. Утверждая, что сторонники поправок сплошь «далеки от народа», представили левацких групп лишь демонстрируют полную отчужденность от этого народа. Они ничего не понимаю ни в нем, ни в его мотивах, ни и в сути исторического сдвига.



Эмоциональные рассказы о том, что не было ни явки, ни поддержки широкими слоями общества поправок ничего не меняют, ни говоря уже об политической бесплодности избранной позиции.

Левые организации в России поголовно оказались против изменений в Основной закон, а с этим и против идеи социального государства, укрепления национального суверенитета (о, ужас, он ведь буржуазный!), против России как правопреемника СССР. Вот как они решили ответить на плебисцит: КПРФ избрала голосование против, движение «За Новый Социализм» тоже решило быть против, ОКП — голосование против, лево-либералы с «Рабкора» агитировали за голосование против, КПКР избрала свободное голосование (против/бойкот), РКРП — бойкот, Союз Марксистов — бойкот, Левый Фронт — бойкот, Левый Блок — бойкот, ММТ — бойкот. Определились голосовать против РРП и РСД. Те, кто не знают всех этих аббревиатур пусть не тратят время на их расшифровку. Суть от этого не изменится.

Если был способ выпилить себя из исторического процесса, то его избрали сразу все (пусть меня поправят, если тут закралась ошибка) неокоммунисты и лево-либералы. Все масти старых левых структур де-факто выступили против советских ценностей, за которые голосовало общество. Все масти сошлись в поддержке нехитрых тезисов прозападной неолиберальной оппозиции. При этом, очевидно только, Геннадий Зюганов понимал, что такое идиотское поведение идет на пользу власти. Он понимал, но не продавил свою позицию в ЦК, что, без сомнения, обернется позднее выгодами для его внука — наследника «компартии» и прочих бизнесов своего выдающегося деда.

Важно отметить также другое: левые политические эмигранты голосовали «За», о чем Председатель Союза политэмигрантов Украины Лариса Шеслер весьма ясно написала накануне в своем блоге. Они голосовали не только за позитивные изменения в России, но и против катастрофы в ней. Для большинства же российских леваков нет ни ужасов Майдана и бандеровской Украины, ни международной политики. Не омерзительны им и либеральные «светила мысли» и «отцы демократии», включая и крепко осевших на Западе. Особенно смешны дураки, что повторяют ленинский тезис о поражении своего отечества (некоторые вспомнили и о том, что Крым «захвачен незаконно»), так будто бы мы находимся в ситуации международной революции — в 1917 г., а в США и ЕС ведется такая же кампания, и державы империализма должны рухнуть вместе под ударами солидарного пролетариата. Всё обстоит иначе! Враг топчет, поливает кровью и делит русскую землю Украины. Его триумф все еще возможен и в России, на это работает мощная партия внутри власти.

А с леваками вышло так, что они встали на защиту ельцинской формы Основного закона. Доказать, что «это другое» не получится.

История берет поворот. Немало недалеких и невоспитанных максималистов написали мне и моим товарищам множество гадких слов. Поддерживая поправки мы якобы продались «кровавому режиму», «ищем выгоды» и «предаём народ». Все это не так. Экономические перемены в России предшествовали конституционным поправкам, и начались они еще в 2014 г.; я писал об этом с самого начала, и давал комментарии в прессе. Об этом несложно узнать и теперь. Перемены в политике не пошли снизу (2014-2016 гг.), а пошли сверху. Пошли не без зигзагов власти (вспомним повышение пенсионного возраста) и не без борьбы в «верхах». Помог делу развал американского могущества и «Вашингтонского консенсуса», невольными слепыми приверженцами коего выступают и лево-либералы и неокоммунисты. Для них это катастрофа, которую, быть может, некоторые позднее осознают.

Народ встал на сторону поправок, хотя его разными изощренными способами пытались сбить с этого пути. Леваки поставили себя против него, его воли, его образа мысли и интересов. Они сделали это не потому, что поголовно являются сознательными национальными предателями (хотя есть и такие!), а потому, что не понимают и не приемлют самого факта национальных интересов. Все это из-за того, что нынешняя Россия является буржуазной. Но буржуазен не только капитал, но и народ, буржуазно даже принятие СССР и Великой победы 1945 г. Наш рабочий класс тоже буржуазен по своим ценностям. Но именно поэтому мы возвращаемся к идеям, которые так ненавистны неолибералам.

В результате левая повестка побеждает в обществе, не противореча идеям собственности и национальной гордости. А те, кто борются против этой суммы ценностей обычного человека и всего народа, не будут в его глазах друзьями.

«Низы» в самом их широком смысле и «верхи» в самом узком их виде – виде высшей бюрократии (грандбюрократии) заключили на этом плебисците историческое соглашение. На его основе страна будет двигаться вперед два десятилетия, и решать геополитические задачи. А что же левацкий компонент в общественной жизни? Что же с теми, кто называет себя авангардом? Они окончательно останутся в арьергарде процесса. При этом они изрядно запачкаются политически, так как будут всякий раз помогать самым реакционным неолиберальным силам. Все это печальный итог отказа от знания с одной стороны – и отказ от реального марксистского анализа, и от принятия своей страны и своего общества такими, какие они есть, и ценности развития, экономического, социального и культурного прогресса – тоже. Но, видимо, так и должно было произойти.